Судебную систему Украины часто называют одним из главных факторов, снижающим интерес к стране иностранных инвесторов, не высокий уровень доверия к служителям Фемиды и у простых украинцев.

Для изменения ситуации, летом 2016 года в Украине была запущена судебная реформа – изменилась система судебной власти и принципы отбора на должности судей судов общей юрисдикции. Был «перезагружен» Верховный суд. Для улучшения дел в самых проблемных сферах – борьбе с коррупцией и нарушением прав интеллектуальной собственности, — были созданы специализированные суды.

Украина не первый год находится среди стран мира, где больше всего нарушают права на объекты интеллектуальной собственности. В апреле 2018 году США даже приостановили действие Генерализованной системы преференций для 155 видов украинских товаров из-за нарушения прав интеллектуальной собственности. С 2012 года Украина находится в Priority Watch List в The Special 301 Report, составляемого офисом торгового представителя США (USTR).

Практический процесс создания Высшего суда по вопросам интеллектуальной собственности начался раньше, чем Антикоррупционного суда. Ожидается, что IP-суд в Украине может заработать уже во второй половине 2019 года. Высший антикоррупционный суд, скорее всего, начнет свою деятельность не раньше 2020 года.

Таким образом, Украина присоединится к более чем двум десяткам стран в мире, в которых работают специализированные IP-суды – в Европе это Австрия, Беларусь, Великобритания, Германия, Португалия, Россия, Турция, Швеция, Швейцария.

Украинский IP-суд объединит в себе первую инстанцию ​​и апелляцию по делам относительно объектов права интеллектуальной собственности. Высшей инстанцией останется отдельная палата Кассационного хозяйственного суда в составе Верховного Суда.

На сегодняшний день продолжается конкурс в судьи – с тестированием справились 63 кандидата из 148 человек, пришедших на экзамен.

Сначала было объявлено о должности для 21 судьи. Но в дальнейшем, их число было увеличено до 30, из которых 9 — количество судей Апелляционной палаты этого суда.

Впрочем, остаются опасения, что реальное «качество» нового суда будет слишком далеким от идеала.

Тревогу вызывает доминирующий процент участия в конкурсе действующих судей и очень широкая юрисдикция нового суда.

Очень многие судьи, которые принимают участие в конкурсе, не имеют практического опыта рассмотрения таких специфических дел, как споры относительно прав на объекты интеллектуальной собственности.

Большинство конкурсантов – это действующие судьи местных судов общей юрисдикции, которые никогда не рассматривали хозяйственные или гражданские дела по объектам интеллектуальной собственности.

А юрисдикция суда будет охватывать абсолютно все споры относительно объектов интеллектуальной собственности.

Например, Федеральный патентный суд Германии имеет в штате около 120 судей. Из них более половины имеют высшее образование в области естественных наук или в области техники и являются тем самым «технически» подготовленными. Эти судьи имеют четкую специализацию и работают в 27 составах (сенатах) – дела о торговых марках и сортах растений рассматривают разные судьи.

26 судей имеет Федеральный патентный суд Швейцарии. Однако население Швейцарии – 8,5 млн человек. Украины – около 40 млн. Германии – около 90 млн.

Поэтому основываясь на опыте других европейских стран, становиться понятно, что 30 судей, без четкого разделения по специализации – будет недостаточно для эффективной работы суда.

Вместе с тем, конкуренция в 10 кандидатов на 1 вакантное место в Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности дает надежду, что в этот суд будут отобраны наиболее высококвалифицированные специалисты, способные быстро овладеть особенностями судопроизводства в сфере защиты прав на объекты интеллектуальной собственности.

Уменьшение нагрузки по количеству дел на одного судью также должен улучшить уровень «погружения» будущих судьи IP-судов в соответствующие дела.

В Украине сейчас не так много дел по патентным спорам и других споров относительно объектов права интеллектуальной собственности – в среднем около двух сотен в год.

Получается около 29 дел в год в среднем на одну коллегию судей первой инстанции. Это нельзя назвать очень большой нагрузкой.

Но, ранее много споров рассматривались на уровне палаты Министерства экономики и Антимонопольного комитета.

Кроме того, понимая большие сроки на судебный процесс ранее и низкое доверие к судебной системе в целом, очень многие компании и частные лица отказывались от идеи судиться.

Ускорение срока и повышения качества рассмотрения соответствующих дел IP-судом может стать спусковым механизмом для лавины дел по интеллектуальной собственности, которые накопились за предыдущие годы. И те, кто раньше или пытались договориться, или закрывали глаза на нарушения, пойдут в суд в поисках справедливости.

Например, немецкий IP-суд в 2016 году получил на рассмотрение более 1,6 тыс. новых дел, в 2017 – более 1,5 тыс.

Еще один фактор неопределенности – сейчас происходят изменения в законодательстве по интеллектуальной собственности на пути унификации с нормами Европейского Союза. Поэтому формирование судебной практики станет первой задачей украинского IP-суда.

Как видим, пока вопросов по новому суду больше чем ответов. Понятно только одного – старт его работы станет поворотным моментом для всей сферы права интеллектуальной собственности в Украине.

Начнет ли бизнес более активно использовать все возможные инструменты для охраны своих прав? Приведет ли это к улучшению инвестклимата в стране? Как измениться ландшафт рынка оказания услуг по IP? С какой тональностью будут писать об украинском IP-суде в научной литературе через годы?

Часть ответов мы узнаем уже в ближайшие месяцы.

Елена Полосьмак, управляющий партнер Crane IP Law Firm.